БЕЛЯЕВ Иустин Федорович

7-й фонд ЦА ФСБ

ВК ВС в сентябре 1937 г. Передано для рассмотрения открытым процессом

Беляев Иустин Фёдорович

Род. в Николаеве. Во время Гражданской войны в Крыму Иустин Федорович познакомился со своей будущей женой, с которой вместе прошел с боями в отряде Ивана Фёдоровича Федько. Федько Иван Фёдорович, советский военоначальник, член ВКП (б) с 1917 года, командовал партизанским отрядом в Крыму. В январе 1919 года во время вынужденного отступления отряда Красной Армии, в котором были Иустин Фёдорович и Анна Ивановна, у них родился первенец, который вскоре умер. В конце января 1919 года Иустина и Анну прикомандировали к седьмой кавалерийской дивизии в распоряжение комиссара дивизии товарища Нефедова, а 27 июня 1919 года их перевели в действительные члены коммунистической партии, и политотдел 6-й армии утвердил их перевод. В мае 1921 года на основании приказа Наркома-Военмора № 1642 Беляевых демобилизовали из Красной Армии. Иустина Федоровича направили в распоряжение начальника и комиссара Николаевского морского порта, где Беляев начал работать токарем, а затем секретарем партийной ячейки порта. По приезду в Николаев семье Беляевых дали квартиру по адресу ул. Московская, 53, где некоторое время они проживали. [В 1925] отца направили работать в сельские районы для реорганизации и подъема сельского хозяйства. Работал он в Алешках, в Каховке главным механиком Машинопроектоной станции. В 1932 году отец работал директором МТС в Парутино, а с 1932 по 1933 МТС с. Парутино перевели в Очаков. В Парутино я начал ходить в школу в первый класс и до седьмого класса учился в украинской школе, в которой проходила реформа украинского языка. Семья наша ничем не выделялась среди жителей, где работали родители. В тяжелый голодный 1933 год мы питались в столовой, организованной на предприятии для всех работников и их семей. Помню такой случай. В первое время после переезда с Парутино в Очаков мы жили на территории МТС, и к нам зашел человек, стал просить милостыню, что-нибудь поесть. Я спросил его, почему он не идет в столовую. А он ответил, что не имеет карточки. Тогда я спросил его фамилию, пошел в бухгалтерию и сказал работнице, что папа просил выдать карточку в столовую указанному человеку. Я отдал карточку, и человек пошел обедать в нашу столовую. А через несколько дней он уже работал в МТС. Случай о моем вмешательстве до отца не дошел, и для меня все обошлось благополучно. За мои детские годы отец меня наказывал всего несколько раз. Физически, ремнем один-два раза, и несколько раз морально, объявлял бойкот, что было гораздо тяжелее. На наши вопросы, почему мы не покупаем игрушки, патефон, велосипед – отец отвечал, что мы не можем приобретать вещи, которые недоступны большинстве массе населения. В летнее время отец часто брал меня в поездки по колхозам, которые обслуживала МТС. Ездили на машине ГАЗ, которой сам отец и управлял, часто позволяя и мне садиться за руль, обучая вождению. Он спрашивал меня: «Лучше ли это, чем езда на велосипеде?», на что я искренне отвечал: «Никакого сравнения!». Часто по приезду домой, отец сажал в машину детвору, выезжал в степь, где мне доверял вождение машины, чем я очень гордился. Все дети просто визжали от восторга.
30 июля 1937 года ночью к нам пришли вооруженные люди, сделали обыск, все перевернули вверх дном, арестовали отца. Через несколько дней нас попросили освободить квартиру. Распродав вещи, мы выехали в Николаев. При моей попытке поступить в ФЗУ электромортреста (ЭМТ) меня просто вытолкали за дверь, т.к. на мне было «клеймо» - «сын врага народа».
Я первый в семье узнал о результатах судебного процесса, который проходил в Скадовске над моим отцом и еще тремя подсудимыми. Купив в киоске областную газету «Черноморская правда» и раскрыв её, я прочитал: «ПРИГОВОР .. судебная коллегия приговорила к высшей мере наказания – расстрелу: Кисельгофа, Даненбурга, БЕЛЯЕВА, Сергеева. Приговор окончательный и обжалованию не подлежит». Только через два дня приехала мама, которая присутствовала на суде и сказала, что ещё не все потеряно, подали прошение о помиловании и теперь надо ждать. Ждали два месяца. Кисельгофа и Даненбурга расстреляли, а Беляев и Сергеев получили 10 лет заполярных лагерей в Норильске.

Источник: www.familyface.net/people/view?13076&llist=

`